Эдвард Лукас: К войне гибридной Запад не готов

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Самая большая слабость — вера в то, что деньги не пахнут. Москва и другие противники используют пятые колонны, созданные на Западе зависимостью от торговли и инвестиций. Газопроводы РФ экспортируют коррупцию даже когда их еще не проложили.

Даже сейчас многие на Западе не осознают масштаба амбиций и возможностей РФ.

В вопросах безопасности Запад мыслит четкими категориями. Военные угрозы требуют военной реакции. Преступники — это дело полиции, шпионы — контрразведки, а дипломатия — дипломатов.

А пропагандистская война? Такого уже давно нет. У нас свободная пресса и свободный рынок СМИ. Что там может быть не так?

Такой способ мышления сформировался в период, который сейчас хочется назвать «веком невинности» — после падения Берлинской стены. Тогда он был просто ошибочным, а сейчас уже опасно устарел. Запад столкнулся с гибридной войной, которую трудно распознать и которой почти невозможно противостоять. Главный (но не единственный) участник — путинская Россия, видит наши слабости гораздо четче, чем мы сами, и безжалостно на них играет. Те слабости, которые использует Москва, обычно общие. Перед тем их в известной степени эксплуатировали Саудовская Аравия и Китай.

Самый яркий пример гибридной войны появился в прошлом году в Украине. Кремль обеспечил себе победу еще до того, как 17 марта 2014 года в здание крымского парламента в Симферополе зашли российские военные. Он просочился в каждый элемент украинского государственного аппарата через подкуп, запугивание и кибершпионаж. Без преувеличения можно сказать, что Кремль был лучше информирован об украинских планах и возможности отразить нападение, чем руководство в Киеве.

В тему: Гибридная война Путина — никто не знает, как ответить

Экономическое давление России на Украину (через энергетические санкции, торговую блокаду и финансовые манипуляции) сделало последнюю банкротом еще до начала войны. Процесс принятия политических решений не просто хромал — это была дезориентация. В Крыму и среди значительной части украинского населения российская пропаганда создала впечатление, что власть захватили фашисты и «русскоязычных» (намеренно подобранный размытый термин для неопределенной категории) ждут преследования.

Иностранцы (и политики, и общественность) тоже не знали, что думать. Россия сумела показать события в Украине не как вторжение и оккупацию территории другой страны, а как часть оправданной реакции на циничный захват власти Евросоюзом и НАТО.

В тему: Гибридная война за Донбасс: от плачущей коровы и двух рабов, до убитых снегирей и распятых мальчиков

Даже сейчас многие на Западе не осознают масштаба амбиций и возможностей РФ. Кремль стремится разделить и дезориентировать Запад, размыть солидарность Европы и Америки и снова установить свою гегемонию над соседними странами, ограничивая их выбор в сфере безопасности, чтобы они не угрожали господству режима в России. Повсюду в Юго-Восточной и Центральной Европе растет российское влияние, то есть ни НАТО, ни ЕС не может функционировать должным образом. Это хорошо видно из позиции нового греческого правительства по отношению к Москве.

Лояльность на продажу

Первая и самая большая слабость — вера в то, что деньги не пахнут. После 1989 года мы пришли к мнению, что зарабатывать их похвально (или, по меньшей мере, нейтрально с моральной точки зрения), если не нарушать при этом закон. И аспект национальной безопасности весит в этом даже меньше, чем жалобы «зеленых» активистов и борцов за права человека, потому что конфликт с ними может обернуться падением продаж или акций. А вот когда активно ведутся дела с иностранным государством, которое ненавидит свою страну, ее политическую и экономическую систему и стремится ей навредить, — это просто бизнес.

Поэтому мы в счастливом забвении покупали нефть у арабских государств, экспортирующих экстремизм и финансирующих террористов, и допустили бум торговли с Китаем, который хочет изменить восточно-азиатский режим безопасности, продолжает оккупацию Тибета и проводит самую масштабную за всю мировую историю модернизацию вооруженных сил.

Активный бизнес с враждебными государствами — это не просто наши деньги, за которые они на нас нападают. Он также делает нас уязвимыми. Он делает политиков трусами. Не каждый европейский лидер хочет встречаться с Далай-ламой. Американские чиновники избегают открытых разговоров о финансировании саудитами терроризма.

Долгие годы Великобритания отказывалась от открытого расследования убийства российского разведчика-перебежчика Александра Литвиненко, так как боялась последствий разоблачения роли РФ в его смерти. Достаточно представить себе, какой результат для лондонского Сити имело б прекращение всех денежных потоков из России.

В тему: Британские власти пришли к выводу о том, что Россия виновна в смерти экс-офицера ФСБ Литвиненко

Москва и другие противники используют пятые колонны, созданные на Западе зависимостью от торговли и инвестиций. Энергетическое лобби в Германии много лет было надежным адвокатом российских интересов, а в Австрии остается таким до сих пор. Газопроводы РФ экспортируют коррупцию даже когда их еще не проложили. Страх навредить будущему транснациональной компании BAE Systems, которая имеет выгодные, но неоднозначные контракты на Ближнем Востоке, парализует британскую систему уголовной юстиции.

Деньги наших врагов фактически непосредственно вливаются в нашу общественную жизнь. Мы уже видели, как Россия нагло покупает себе влияние в европейских партиях от Эстонии до Франции. Нынешние политики, возможно, тайно получают «зарплату». Те, кто уже отошел от дел, занимают тепленькие места в советах директоров. Открыто и откровенно обсуждать это опасно: на вас могут подать в суд за клевету в расположенных к истцам странах, таких как Англия.

Деньги саудитов ограничивают научное изучение деликатных тем, касающихся ислама (как, например, противоречивых моментов в ранних версиях Корана). Если ослушаться, поток их денег сразу пересыхает. Лучше держаться чего-то безопасного и выгодного — архитектуры или каллиграфии. Особенно беззащитны аналитические центры.

Им не хватает материального обеспечения и поддержки из бюджета, которую должны иметь университеты. Недавно газета Washington Post провела исследование научно-аналитических центров в американской столице. Результаты шокировали выявленной зависимости от иностранного государственного финансирования. Крупные западные газеты могут за деньги печатать прибыльные рекламные приложения; по неписанному правилу «ты — мне, я — тебе» журналистские расследования и острая полемика обходят спонсоров.

Это подводит нас к еще одному важному элементу гибридной войны — информации. Мы ошибочно считаем, что истина сильнее меча везде и всегда. Отнюдь. Щедро проплаченная ложь может облететь полмира, пока выяснится правда.

Поучительная история RT — многоязычной телекомпании, ранее известной как Russia Today. RT скользкая, шустрая и умеет убеждать. Она не зацикливается на рекламировании России. Зато проводит широкую работу против Запада. Неофициальная (а иногда и открытая) тематика ее передач — о загнивании, лицемерии, запугивании и экспансии Запада. Демократия — лишь прикрытие, а права человека — оружие, которое избирательно применяют, исходя из циничных геополитических соображений. Людям врут, и они не без основания возмущаются.

Этот подход (широко применяют еще и другие телекомпании, например иранская Press TV, китайская CCTV и некоторые латиноамериканские) гораздо эффективнее дубовой пропаганды на «Радио Москва» и других станциях во время холодной войны. Он точно результативнее слабых попыток Запада донести свои идеи до населения России, Китая или Венесуэлы. Несколько лет назад западные эксперты по безопасности только смеялись с RT. Теперь уже не смеются. У канала более 1 млрд загрузок YouTube. НАТО и некоторые жесткие западные стороны пытаются оживить свои потуги на информационном фронте, которых после холодной войны вовсе не использовали. Но они опоздали.

В тему: Вторжение. Кремлевская экспансия в мировом информационном пространстве

«Разделенный» означает «побежденный»

Основная проблема Запада в том, что в гибридной войне нам противостоит объединенная угроза, а мы не можем дать объединенный ответ. В частности, Россия (а я считаю ее актуальной опасностью для Европы, потому что она ближе и больше сосредоточена именно на нас) может совмещать разведку, пропаганду, организованную преступность, различные кибератаки, дипломатию, военные средства (стандартные и нестандартные), экономическое давление, санкции в энергетике, игру на этнических и региональных противоречиях и коррупцию в обществе.

Для противодействия этому нужно тесное сотрудничество различных правительственных структур (что само по себе уже необычно), а также бизнеса, СМИ и неприбыльных организаций . Это очень непросто. Представьте себе зал, где контрразведчики, эксперты по психологической войне, иностранные дипломаты, полиция, прокуроры, представители финансово-регуляторных органов, энергетических компаний, банков, крупного бизнеса, редакторы медиа и политики сидят за одним столом: многим это может показаться катастрофой. Но если мы не согласимся взаимодействовать таким образом, то проиграем.

Однако в эпоху холодной войны мы это смогли. Например, бизнес со странами социалистического лагеря всегда был под пристальным наблюдением, на него накладывали четкие политические ограничения. Экспорт высокотехнологичной продукции происходил дозировано, только в рамках конкретных проектов.

Советское предложение построить газопровод в Западную Германию вызвало большое беспокойство в США в годы президента Рейгана. Журналисты знали о склонности СССР в дезинформации; если они попадались на удочку, государство без колебаний указывало им на ошибку. Брать деньги от советских источников было рискованно: выявление такого факта означало конец карьеры и, вероятно, заключение.

Сейчас у нас не идет борьба за выживание с тоталитарной идеологией. Мы не хотим снова возрождать высокие стены, которые когда-то разделяли мир. Хорошо, что торговля и инвестиции не знают границ; мы должны беречь свою свободу слова и толерантность к другим мнениям. Но нам нужно еще помнить, что происходит ожесточенная конкуренция с ярыми противниками, которые стремятся разрушить те безопасность и свободу, которые мы воспринимаем как должное. Наименьшее — мы должны попробовать избавиться от этого климата безнаказанности, который окружает приспешников и подстрекателей.

Эдвард Лукас, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com