«Виктория»: трагедия пустоты

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как следствие хоронит истину в деле массовой гибели детей в Одессе.

Трехлетний Леша Мазур часто собирает вещи и говорит родителям: «Поехали в лагерь, Соню заберем». Соня — его старшая сестра. Леша думает, что сестренка еще отдыхает в лагере и не понимает, почему она не возвращается домой.

Соне Мазур было восемь. Почти год назад она и еще две девушки — Настя Кулинич и Снежана Арпентий — погибли во время пожара в лагере «Виктория». Родители Сони Мазур сегодня взялись провести собственное расследование причин трагедии, потому что полиции не доверяют.

Летом 2016-го года одесская власть открывала это обновленное детское учреждение с помпой. Лагерь даже лично посещал Президент Украины Петр Порошенко. А на открытии произносил пламенные речи мэр Одессы Геннадий Труханов. Последний даже разместил фото обновленного лагеря на бордах своей партии «Доверяй делам».

В тему: Саакашвили: деньги Одессы «крадутся Трухановым и его бандой рекетиров, убийц и мародеров» под прикрытием АП

С момента трагедии в «Виктории» прошел год. Однако, реального приговора до сих пор так никто и не получил. На два года условно осудили лишь одну из воспитательниц, которая формально отвечала за пожарную безопасность в лагере и на момент пожара там уже не работала. Журналисты Слідства.Інфо присоединились к расследованию гибели девушек, чтобы установить: все ли виновные в этой трагедии оказались на скамье подсудимых. И узнали, что криминал в этой истории начался еще задолго до пожара.

Журналисты обнаружили хищения денег и многочисленные нарушения в строительстве лагеря, которые могли стать причиной гибели детей. Между тем, одесская мэрия, которая строила лагерь, собирается возобновить работу заведения.

СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Соня Мазур с детства занималась хореографией и выступала в ансамбле «Адель». Осенью 2017 года одесская власть решила наградить талантливый коллектив и отправила полсотни детей на отдых в обновленный лагерь «Виктория». Ольга — мама девочки — вспоминает, что дочь очень радовалась такой возможности, ведь отдых пришелся на начало учебного года. «О, классно, все будут учиться, а я буду в лагере отдыхать», — говорила Соня. Вместе с ней путевки в лагерь получили Настя Кулинич и Снежана Арпентий. Девушки жили в одной комнате. Причин не пускать детей в лагерь родители, говорят, не было. Такая реклама. Лучший лагерь в Украине. Президент был на открытии. С детьми едет руководитель танцев. Как можно?«, — рассказывает Светлана Арпентий, мама Снежаны Арпентий.

Но уже через год после обновления в лагере произошла трагедия — полностью выгорел новый деревянный дом, в котором отдыхали дети. В заведении, которое называли образцовым, не работала противопожарная сигнализация, а специальные резервуары с водой оказались пустыми.

Пожар в «Виктории» начался на первом этаже дома — в комнате руководительницы коллектива «Адель» Татьяны Егоровой. Впоследствии на том же месте на пепелище нашли кипятильник. Впрочем, именно он ли вызвал пожар — полиция так и не установила. Как и многие другие обстоятельства этой трагедии.

Именно поэтому Алексей Мазур решил привлечь к расследованию трагедии независимых специалистов. Летом 2018 года он обратился в суд и получил разрешение на проведение незаангажированной комплексной экспертизы. «Я думаю, что группа независимых экспертов ответит на вопросы более беспристрастно, чем это сделали наши эксперты», — объясняет свое решение Алексей Мазур.

Кроме установления причины пожара, перед независимыми экспертами поставили еще одну задачу — оценить качество строительства. Адвокат семьи Мазуров Оксана Муравская объясняет, почему именно этот вопрос является принципиальным: «Учитывая скорость, с которой сгорели эти домики, у нас есть основание считать, что там не было должным образом соблюдены строительные нормы, что и стало конкретной причиной того, что у детей даже теоретического шанса спастись не было».

ОБРАЗЦОВЫЙ ЛАГЕРЬ

Руководство Одессы до сих пор настаивает: обновленный лагерь был образцовым. Впрочем, как показало расследование Слідства.Інфо, его реконструкция началась с не слишком образцового строительства.

Конкурс мэрии на строительство новых корпусов лагеря, который проходил в 2015 году, оказался фиктивным. В нем приняли участие только две скандальные одесские фирмы «Юг-Укрстой» и «Монолит», которые связаны между собой. Впоследствии местная полиция даже открыла по этому факту уголовное производство, которое расследуется уже третий год. Заказывал строительство и проводил конкурс департамент капитального строительства Одесского горсовета во главе с Борисом Пановым.

Несмотря на скандал с тендером, реконструкцию лагеря все же начали. Однако, в 2016 году, за год до пожара, строительная инспекция запретила строить новые корпуса «Виктории».

В разгар реконструкции заведения на место выезжала тогда главная строительная инспектор города Мария Якименко. Сейчас она живет в Израиле и с журналистами общаться отказалась. Впрочем, ответила на несколько вопросов отца погибшей Сони — Алексея Мазура. Инспектор вспомнила, что из-за многочисленных нарушений отменила декларацию о начале строительных работ. В день проверки в деревянных корпусах, которые официально еще строили, уже жили дети. Именно это ее поразило больше всего. «Даже после отмены декларации лагерь продолжал работать и в домики заселяли детей», — написала в сообщении к отцу Сони Мария Якименко.

Новые деревянные дома одесская мэрия узаконила лишь весной 2017 года. Накануне визита президента. На тот момент в корпусах без документов уже год отдыхали дети. А вот по официальным документам, «Викторию» построили за один день. Такое бюрократическое чудо организовал другой чиновник Одесского горсовета — Александр Авдеев. Управление, которое он возглавляет, 15 мая 2017 года дало повторное разрешение на строительство, и уже на следующий день, 16 мая, приняло лагерь в эксплуатацию.

Официальная экспертиза, сделанная по требованию полиции, обнаружила лишь незначительные строительные нарушения.

Журналисты Слідства.Інфо нашли проект, по которому возводили деревянные корпуса. И попросили проанализировать этот документ опытных специалистов. Анатолий Рожков — полковник в отставке с 40-летним стажем в сфере пожарной безопасности. Он уверяет: проект обновленной «Виктории» не соответствует даже элементарным строительным нормам. Самое главное — здание не может быть двухэтажным. «И, как показали трагические итоги этого пожара, все жертвы — были на втором этаже. Потому что они не были своевременно извещены. И, сами понимаете, эвакуироваться со второго и с первого этажа — это разные вещи», — пояснил свои выводы Рыжков.

ОСТАНКИ ТЕЛ И ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Между тем родителям Сони Мазур через суд удалось привлечь к работе на месте трагедии команду международных экспертов. Они зашли на территорию лагеря почти через 10 месяцев после трагедии — в июле 2018-го. Слідства.Інфо стало единственным медиа, которому удалось заснять процесс. Уже первые часы работы экспертов показали, что официальные органы на месте пожара работали некачественно.

Несколько дней подряд эксперты тщательно просеивали остатки корпуса. Почти сразу на пепелище нашли останки тел — кости и зубы детей, которые все это время пролежали под руинами здания. И несколько важных вещественных доказательств, которые почему-то также не нашло официальное следствие. Среди них — еще один кипятильник.

Адвокат семьи Мазуров Оксана Муравская рассказывает — в официальных материалах следствия отсутствует даже акт просеивания.

"Мы можем сказать, что делалось некачественно. Для родителей это большой удар. Это рана, которая никогда не заживет, но такие вещи бьют очень сильно«,- говорит Муравская.

ПУСТОТА «ВИКТОРИИ»

Из протоколов допросов свидетелей известно, что огонь вспыхнул в лагере между 23.15 и 23.30. В момент, когда заметили пожар, горело еще только на первом этаже и только в одной комнате. В 23.42 — огонь охватил весь дом. А уже в полночь рухнули основные конструкции корпуса.

Алена Адамская — воспитательница лагеря. Она одной из первых увидела пламя. Что происходило в ту ночь, девушка показала журналистам в комнате соседнего, такого же домика. С момента обнаружения пожара до момента полного выгорания корпуса прошло не более тридцати минут. Итак, за полчаса пламя уничтожило дом на 500 квадратных метров. Хотя, если верить проекту, дом должен был сопротивляться огню минимум час. Адамская рассказывает, что когда она заметила пламя — в комнате было много черного дыма, но горел только один угол комнаты, мебель и шторы. Девушка попытались потушить пламя огнетушителем.«То есть я была уверена, что я смогу его локализовать или дать времени больше, чтобы что-то сделать. Но ... Это очень быстро было», — объясняет воспитательница и добавляет, что пламя охватило корпус, похоже, не более чем за 8-10 минут.

Чтобы оценить качество строительства деревянных корпусов, независимые эксперты начали работать в идентичных уцелевших домах. Нарушение они заметили фактически сразу.

Противопожарная обработка древесины, на которую Одесса потратила более миллиона бюджетных гривен, местами вообще отсутствовала. А она нужна для того, чтобы дерево дольше сопротивлялось огню и пламя не распространялось так быстро.

Но значительно больше независимую группу экспертов заинтересовала другая опасная находка. При обследовании конструкций деревянных домов специалисты заметили пустоты в стенах и перекрытиях. Именно в этих полостях может быть ответ на вопрос, почему корпус сгорел так быстро. По словам адвоката семьи Мазуров Оксаны Муравской, эта находка шокировала экспертов из Европейского Союза. «Эксперт-пожарный задал переводчику только один вопрос: „Разве это — для детей?“... После этого у него просто не хватило слов. Для детей построили просто ... костер. Ну фактически — костер», — вспоминает Муравская.

Специалисты, проводившие исследование, воздержались от официального комментария — до объявления результатов экспертизы. Отснятое видео с пустотами в домах журналисты Слідства.Інфо показали лицензированному эксперту Виталию Куцю. Его работа — проверять проекты перед строительством. Он подтвердил: застройщики допустили серьезные нарушения, в перекрытии действительно ничем не заложены отверстия. «Это приводит к быстрому распространению факторов пожара. Это в первую очередь — токсичные продукты горения, дым, температура, само пламя, в течение определенного времени оно очень быстро распространяется по данным пространствам на выше расположенные этажи », - говорит Куц.

Дети, погибшие в Виктории, жили на 2-м этаже. Если бы строительство соответствовало нормам, пустоты были заполнены, а дерево в месте возгорания качественно обработано, девченки имели бы не менее 45 минут на спасение. Именно столько времени, по проекту, деревянные перекрытия должны были сдерживать огонь и дым на первом этаже.

За строительство «Виктории» отвечал чиновник одесской мэрии Борис Панов. Управление, которое он возглавляет, финансировало обновление заведения и контролировало работы. Панов входит в ближний круг окружения мэра Одессы Геннадия Труханова. Журналисты обратились к чиновнику лично, но теперь говорить о лагере он не захотел.

Несмотря на то, что конкурс на реконстукцию «Виктории» выиграла компания «Юг-укрстой», на самом деле работы по строительству выполняло связанное с ней скандальное одесское предприятие «Монолит». Его владелец — Любовь Резникова — также не общается с журналистами.

ВЫВОД СРЕДСТВ

Реконструкция «Виктории» обошлась Одессе в более чем 60 млн гривен, 46 из которых подрядчики получили до пожара.

Известно, что часть средств вывели на подставные компании. Вероятно, эти деньги разворовали. О том, как двигались средства при реконструкции лагеря, Слідство.Інфо узнало из материалов уголовного производства, которое расследует полиция. Анализ компаний показал, что не менее 4 фирмы, которые якобы оказывали услуги по строительству «Виктории», существуют только на бумаге. И являются составными элементами схемы по выводу средств.

Фиктивные компании, через которые выводились деньги за реконструкцию «Виктории», фигурируют и в нескольких других уголовных процессах. Журналисты выяснили, что уже после пожара в лагере за организацию сети подставных фирм, в которую входят и эти фирмы, осудили одесского юриста Александра Наумовского.

Его фигура незаметная, впрочем, известно, что он был кандидатом в местные депутаты от «Народной партии». Впрочем, значительно интереснее связи мужчины. Он имел общий бизнес с экс-депутатом Одесского городского совета Владимиром Русинеком. Последний одесское издание «Думская» называло близким к мэру Одессы Геннадию Труханову.

Владимир Русинек также имел совместные дела с одним из ближайших соратников мэра Одессы — Игорем Чижевским. Он был помощником Труханова и, по данным СМИ, помогал мэру Одессы выехать за границу, когда антикоррупционные органы открыли производство против последнего.

Журналисты проанализировали сотни официальных документов и выяснили интересную закономерность: фиктивные фирмы, на которые выводили деньги из «Виктории», обслуживали и другие проекты Одесской мэрии. С этими компаниями сотрудничали не только генеральный застройщик «Виктории», но и ряд других крупных подрядчиков горсовета. В частности, на компанию «Арт світ стар» перечисляли бюджетные средства за капитальный ремонт трех домов в центре города. И выводило деньги одно из коммунальных предприятий Одесской мэрии. По официальным документам, эта фиктивная компания, якобы, выполняла на объектах городского совета субподрядные работы.

Руководитель областной полиции, где расследуют гибель детей, Дмитрий Головин на вопрос о халатности официального следствия и новые доказательства по делу, обнаруженые международными экспертами, реагирует эмоционально. Головин уверяет — принимать их во внимание будут только тогда, когда будет официальная бумага. Лишь после официальной бумаги можно будет говорить и о халатности официального следствия.

Дмитрий Головин

«Но, тем не менее, выявление этих фрагментов — это звучит цинично — никоим образом не влияет на ход расследования, и на факты — причинно-следственную связь: возникновение пожара, от чего возник пожар, и в результате чего погибли дети», — объясняет Головин.

Официальное же следствие за год установило лишь то, что в лагере не соблюдались правила пожарной безопасности. За это судят директора «Виктории» и заместителя мэра Одессы. А также пожарного инспектора и его руководителя. И хотя главный полицейский области Головин уверяет, что в истории со строительством и хищением денег точка не стоит, следствие в этом направлении фактически не продвинулось. По мнению Головина, в этом направлении официальное расследование также продвинется только после официальной бумаги от экспертов, и не раньше.

Пока приговор по делу получил только один человек. К двум годам условно приговорили воспитательницу, которая формально отвечала за пожарную безопасность. И в момент трагедии уже не работала в лагере. За решеткой сейчас находится тоже один человек. На скамье подсудимых вердикта ждет директор заведения Петрос Саркисян. Родители погибшей Сони — Алексей и Ольга Мазуры настаивают, что список наказанных должен быть значительно больше и планируют всеми возможными способами добиваться справедливости. Хотя бы ради младшего сына, которого они воспитывают.

«Человеческая память — короткая, и быстро все забывается. И всегда все надеются на то, что больше такое не случится. А если бы кто-то для этого что-то делал, тогда, наверное, жизнь бы изменилась к лучшему», — говорит Алексей.

Ольга рассказывает, что сначала после трагедии семья даже думала о переезде в другую страну, но потом отказались от этой идеи. «Леша говорит: «Я это просто так не оставлю, это будет уроком. Чтобы в дальнейшем дети так же не пострадали, надо поставить всех на место», — объясняет мама Сони Мазур.

Результаты независимой экспертизы по качеству строительства будут готовы к концу года. Дать четкие ответы на вопросы о причинах пожара и качестве строительства специалистам будет непросто, делится адвокат Мазуров Муравская. Много времени потеряно. Но женщина убеждена, что «выводы этой экспертизы будут не очень приятны украинским высоким чинам».

В тему: Забытая «Виктория»: о погибших детях и взрослых уродах

НОВОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО «ВИКТОРИИ»

После трагедии в «Виктории» суд арестовал лагерь. Но несмотря на это, одесская власть продолжила строительство на его территории, уже фактически построен еще один корпус. Одесский городской совет даже пытался снять арест с «Виктории». А сам мэр Труханов не скрывает, что хочет возобновить работу заведения.

«Я уверен, что в Одессе» Виктория «есть, была до этой трагедии, образцовым коммунальным предприятием. Другого такого в Украине нет. Мы запустим лагерь, когда нам позволят правоохранители наши. Те, что ведут следствие», — заявил мэр в своем разговоре с журналистами Слідства.Інфо.

Геннадий Труханов очень редко дает интервью. Поэтому журналисты встретили мэра Одессы перед работой. Чиновник настаивает: городской совет контролировал строительство «Виктории». Впрочем — уверяет — лично он ничего не знал ни о том, как строили корпуса, ни о том, как выводили деньги. Журналисты напомнили Труханову, что именно он размещал фото обновленной «Виктории» на билбордах своей партии. И именно он в 2017 году издал приказ об отдыхе детей в перестроенном лагере. В ответ мэр только обвинил журналистов в информационных на него атаках: «Вы хотите кошмарить Труханова и вы сводите все к этому. А вы немного шире посмотрите. Труханов ответит на все вопросы перед всеми. Вы не волнуйтесь ... вы бы отвечали за ту ложь, которую несете в своих статьях».

Геннадий Труханов

Все чиновники мэрии, которых после трагедии отстранили, пока вернулись на работу. Ни к тем, кто реконструировал «Викторию», ни к тем, кто выводил деньги из проекта, ни к тем, кто принимал заведение в эксплуатацию — у официального следствия претензий нет.

Євгенія Моторевська, Катерина Лихогляд; опубликовано в издании  СЛІДСТВО.ІНФО

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com